?

Log in

No account? Create an account
Педрилло, любимый шут Её Величества - Клуб Любовницы Шута [entries|archive|friends|userinfo]
Клуб Любовницы Шута

[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Педрилло, любимый шут Её Величества [Oct. 31st, 2012|07:00 am]
Клуб Любовницы Шута

fools_lover

[potapych]


В.И. Якоби. Шуты при дворе императрицы Анны Иоанновны. 1872 г.


Шуты, люди в большинстве своём далеко неглупые, остроумные, но ленивые, жили при дворе русских государей как будто исстари. Некоторые из них принадлежали даже к знатным семьям. Ещё во времена Ивана IV был известен шут княжеского рода Осип Гвоздев (между прочим, бывший воевода), которого Грозный Царь, недовольный шуткой своего «доброго слуги», облил однажды щами, а затем, когда провинившийся шут попытался «сделать ноги», и вовсе убил, поддев его ножом – «поиграв с ним неосторожно». Другой шут, Кошелев, обретался при знаменитом Тушинском воре. Затем мы встречаем их уже при дворе Михаила Фёдоровича, при Петре Первом и в особенности при Императрице Анне Иоанновне. А вскоре они исчезают из русской истории, за исключением некоего Н – на, жившего при Екатерине Второй. Наиболее известны, во времена Петра Первого, Балакирев и Д'Акоста, из коих первый был любимцем Императора. При Императрице Анне Иоанновне одних почётных шутов было шестеро, причём иностранные отмечались особенным орденом Бенедетто, в виде значка в петлице. Из них наиболее популярными были так называемый Кульковский и итальянец Педрилло. Последний, то ли скрипач, то ли комический певец в придворной итальянской опере, сменил эту должность на более выгодную шутовскую и, по словам Манштейна, вывез из России более 20 000 рублей. Это утверждение, вопреки расхожему мнению, на самом деле не соответствуют действительности, так как он никуда из России не уезжал, и умер здесь же. Впрочем, обо всём по порядку.
Место рождения Пьетро-Мира (Антонио или Антония) Педрилло точно неизвестно. Одни источники, которым мы склонны доверять больше, называют его родным городом Флоренцию, другие – Неаполь. Существует и невнятное известие о том, что он будто бы был сыном скульптора, однако дата его рождения также неизвестна. Мнения историков расходятся и в вопросе о времени его появления при русском дворе. Известный журналист и бытописатель прошлого М.И. Пыляев (1842 – 1899), например, относил начало карьеры комика-певца Педрилло (Педрильо) к временам Анны Иоанновны: «Со вступлением на престол Анны Иоанновны всякие удовольствия, зрелища, торжества и праздники входят в большую моду;… Из числа замечательных артистов в службу к императрице вступает знаменитая певица Казанова, мать известного авантюриста, и комик-певец Педрильо, впоследствии любимый шут императрицы». А нам, по соображениям вполне понятным, куда ближе мнение русского историка, публициста и библиофила М.Д. Хмырова (1830 – 1872) (скрывавшегося под псевдонимами Михаил Смеевский, Никита Тихорылов, Гурий Тупорылов и другими) который приводит слова другого видного историографа петровского времени И. И. Голикова (1735 – 1801): «А как между тем (1700 г.), к удовольствию Его Величества, явились к нему прибывшие из прежде посланных в чужие края ученики, то монарх сам в успехах их свидетельствовал, и оказавшихся достойными определил по способности каждого к должности; а нашедши между ними таких, кои или от небрежения, или по тупости своей почти ничему не обучились, в досаде своей отдал во власть шуту своему Педриеллу (читай Педрилло)…». Появление Педрилло при русском дворе, молодого тогда человека, М.Д. Хмыров, вслед за И.И. Голиковым, относил, таким образом, к первым годам самодержавного правления Петра. Оставаясь в придворных шутах и после смерти Петра, в 1735 г., когда в Петербург была выписана итальянская комедия, Педрилло присоединился к таковой и был принят на должность буфа, чему в немалой степени способствовало его умение играть на скрипке и на арфе. Однако уже через год, поссорившись с капельмейстером той же комедии, неугомонный итальянец вновь подался в в дураки (придворные шуты), немало забавлял Анну Иоанновну (чего стоил, например, его потешный брак с козой 1740 г., описанный в своё время знаменитым Лажечниковым), был вроде бы даже её постоянным карточным партнёром, хотя и подвергался постоянно издевательствам со стороны своего старшего «коллеги по цеху», престарелого Балакирева, немилосердно именовавшего его картофельщиком.
С лёгкой руки того же романиста И. И. Лажечникова, автора «Ледяного дома», была пущена в оборот и история о том, как некий инцидент, в котором были одновременно замешаны придворный шут Педрилло и кабинет-министр А.П. Волынский (прежде оклеветанный Бироном в измене престолу и Отечеству и преданный суду), сыграл роковую роль в судьбе последнего.
Долго ли пребывал при дворе после смерти Анны Иоанновны в 1740 г. сам Антоний Педрилло, к сожалению, не известно. Личность же этого незаурядного шута осталась в русской истории во многом благодаря вышеупомянутому роману «Ледяной дом» и целому циклу ярких анекдотов, прекрасно раскрывающих обычаи и нравы современной ему России. Сохранилось и издевательское письмо придворного шута Петра Мира к слабоумному герцогу Тосканы Иоанну Гастону Медичи от 13 января 1736 г. (написанное с подачи самой Императрицы, добивавшейся для себя знаменитого тосканского алмаза «Флорентиец»), опубликованное в «Русском архиве» в 1865 г. и имеющее скорее курьёзный характер, которое может представлять интерес в большей степени для историков внешней политики России времён царствования Анны Иоанновны.


Источник: http://www.holy-russia.ru/pedrillo.html
LinkReply